?

Log in

No account? Create an account
Здесь могут водиться тигры...
Официальный сайт Министерства Лжи
Тевтонский Орден в Бурценланде (Семиградье, Трансильвании) - 5 
1st-Oct-2015 01:49 pm
10 лет спустя
„Куманы, напуганные и озлобленные тем, что им преградили пути внутрь и наружу, собрали сильное войско и атаковали находящихся там братьев. Они оставили их, отбитые, устрашенные, а некоторые из них сдались братьям и приняли крещение со своими детьми и женами."
Данное сообщение находится в папском письме от 26 апреля 1223 года (Циммерман I с.45,59). В нем определенно сказано, что замок был возведен по ту сторону снежных гор в земле румын. Под снежными горами по Циммерману (I сс. 37, 40-42, 47, 53) подразумеваются Трансильванские Альпы.

С этим успехом появились далеко идущие надежды на присоединение нижнего Подунавья.
Филиппи (с. 70), Дидольфф в "de re publica Borussica" позволяют Тевтонскому Ордену нанести удар вплоть до Дуная. Все же для такого предприятия силы братьев были недостаточны.

Орден в то же самое время успешно занимался колонизационной деятельностью. Уже строительство 6 каменных замков в течение такого короткого времени предполагает значительный приток людей. Надо полагать, правда, относительно каменных замков, что только самые важные их части возводились в камне, так как достать деньги и рабочие руки для 6 каменных замков в такое короткое время, это чересчур. Приток людей подтверждается также планами папы от 1223 года учредить для Бурценланда собственный деканат (аналог благочиния в православии - прим.мое), а также запретом принимать венгров и секеев в качестве колонистов.

О колонизационной деятельности смотри Клюте с.59. В королевской булле от мая 1222 года запрещается принимать венгров и секеев в качестве поселенцев, но оставляются уже поселившиеся. Это было сделано, чтобы предотвратить переселение поселенцев из королевских земель в орденские. Если Кентшиньский в "Тевтонский Орден и герцог Конрад Мазовецкий" полагает, что Орден не хотел пускать венгров и секеев и для этого подделал документ, так как не хотел увеличивать в стране роялистски настроенное население в свете ожидающейся конфронтации с королем, то он не обнаруживает настоящей причины, приписывает крестьянам 13-ого века современный национализм и забывает, что польские и чешские князья приглашали массу немцев без страха, что они могут поддерживать немецкого императора.

Рука об руку с другими делами шла борьба Ордена за большую церковную и политическую самостоятельность страны. Королевская грамота от мая 1222 года шла навстречу этим стремлениям. Она предоставила освобождение от уплаты таможенных пошлин для всех товаров, идущих через земли секеев и валахов; она передавала братьям столько соляных разработок, чтобы хватило нагрузить по шесть кораблей на Олте и Мароше, провести их по всему королевству, и на них поставлять товары назад в Бурценланд; она позволяла людям короля делать дарения Ордену и предоставляла ему полное право на обмен монеты.
Пошлины называются в грамоте „Tributum", соляные разработки - „Akana".

Независимости от епископа Трансильвании пытались добиться непосредственно через Папу. Он оказался предупредительнее к Ордену, чем незадолго до этого к близлежащему городу Германштадту. Германштадт получил в 1191 году пробста (второе после епископа лицо или пастор главной церкви - прим.мое); в возвышении до епископства ему отказали в 1212 году, вопреки королевской поддержке (Циммерман I с.1, Дойч и Фирнхабер с.1546).

12 января 1223 года архиепископу Грена поручили назначить подходящего человека архипресвитером или деканом Бурценланда, так как в нем уже имелось значительное число клириков и так как Орден не подчинялся никакому епископу опричь Папы. В декабре того же года епископу Трансильвании в Бурценланде воспрещалась всякая судейская деятельность. В качестве причины указывалось, что он нарушал привилегии Ордена, в тот момент, когда он призывал его клириков на синод и требовал от них и мирян десятину и другие епископские права. Новшеством было то, что привилегии Ордена были перенесены на страну и его подданных.

Этим распоряжением сильно повредили епископству Трансильвания в его прежних правах и особенно, так как нужно было ожидать похожих стремлений также в близлежащем Германштадте, не бывшим в силу естественного хода вещей противником Ордена. Нельзя похвалить братьев за то, что они хотели добиться за каких-то 10 лет того, что могло достаться им как созревший плод длящейся десятки лет работы. Мюллер (с.527) полагает, что присоединение Германштадта, вероятно, пропагандировалось. Рёсслер (с.233) заключает из этого: „В Германштадтской области царили невыносимые условия... можно заключить, что присоединение всегда имелось, в определенной форме, в его политических комбинациях."

Они не заметили также, на какую опасную почву они ступили в другом месте, а именно, когда они исключили влияние сборщиков монеты и уже однажды возбудили гнев короля. Он подчеркивает это в своей большой дарственной грамоте Ордену от мая 1222 года, в тот момент, когда он говорит: „Наш гнев вспыхнул в те времена против них, когда мы приказали отнять у них упомянутую страну".


This page was loaded Jun 20th 2019, 8:02 am GMT.