?

Log in

No account? Create an account
Здесь могут водиться тигры...
Официальный сайт Министерства Лжи
Recent Entries 
19th-Jun-2012 04:34 pm - [sticky post] Проект "ОстПройсен"
10 лет спустя
В связи с тем, что у данного ЖЖ определилась одна из долгосрочных целей - описание истории Восточной Пруссии от ледникового периода и до наших дней, эта запись будет служить для сбора общих пожеланий, замечаний, критики.

В записях с тегом Восточная Пруссия всячески приветствуются указания на фактические ошибки, хромающую стилистику, непонятность, пожелания развить ту или иную тему.

Калининград
Read more...Collapse )
Замки Калининградской области
Read more...Collapse )

Гогенцоллерны.
Read more...Collapse )
Герцогство Пруссия (Барочная Пруссия)

Read more...Collapse )

Перевод книги Великого Магистра Мариана Тумлера
Read more...Collapse )
Деревни Восточной Пруссии

Read more...Collapse )





Другое

Из Устава Тевтонского Ордена. (в blogger)
Администрация Ордена. (в blogger)
Основание Тевтонского Ордена (в blogger)
10 лет спустя
Склад ссылок на посты, посвященные истории разных стран и людей

Без Петра. Цикл о многотрудном пути европеизации Турции
Read more...Collapse )

Гольштейннаш. Печальный опыт построения датского национального государства
Read more...Collapse )

Пират-Т. Сага о патенте на автомобиль
Read more...Collapse )

Прочность династии. Конкуренты и предшественники Анри Четвертого
Read more...Collapse )

Пираты Карибского моря (ничего нового, все по старым добрым Эксквемелинам и Архенгольцам)
Пираты Карибского Моря - 1, 2, 3

Операция «Преемник» Путь Мазарини к вершине власти
Операция «Преемник»., 2, 3, 4

Годы короля Луи XIV Незаконченные очерки о Короле-Солнце
Read more...Collapse )

Испанская трансформация. Осень каудильо
Испанская трансформация. 1, 2,

Герцоги Бургундии. Зависший на самом начале генеалогический сериал.
Read more...Collapse )

Франция середины XVII века. Неоконченный цикл - бэкграунд к Мушкетерам
Крестьяне - 1, 2, 3, 4
Налоги - 1, 2



10 лет спустя
перевод http://doku.zentrum-gegen-vertreibung.de/index5.htm

3. Первые советские атаки на Восточную Пруссию и бегство части восточнопрусского населения осенью 1944 года.

В ходе русских усилий по окружению немецкой группы армий "Север", стоящей в Прибалтике от Немана до Чудского озера, в начале октября 1944 года дело дошло до первого советского удара по Мемельскому (Клайпедскому - прим.мое) краю. 5 октября 1944 года из местности южнее Шауляй началось русское наступление в направлении Мемель (Клайпеда) и Тильзит (Советск - прим.мое). 10 октября город Мемель был окружен и, с советским прорывом к Балтийскому морю между Мемелем (Клайпедой) и Либавой (Лиепаей), группа армий "Север" лишилась сухопутной связи с Рейхом. Вся северная половина Мемельского края была потеряна, хотя немецкие войска смогли удержать обширный плацдарм напротив Тильзита по ту сторону Мемеля (реки Неман).

Уже спустя несколько дней, 16 октября, на фронте шириной 140 км вдоль восточной границы Восточной Пруссии началось массированное русское наступление, нацеленное вглубь Восточной Пруссии. 19 октября русским удалось прорваться вглубь между Эбенроде (Нестеров) и Роминтенской пущей, и к 22 октября они продвинулись вперед южнее Гумбиннен (Гусев) до реки Анграпы и угрожали городу Гумбиннену. 23 октября в руки советских войск пали Эбенроде (Нестеров) на северном фланге и Гольдап на южном фланге русского вторжения. Также пришлось оставить южную часть Мемельского (Клайпедского) края, а немецкие войска оттуда вынуждены были отступить за Неман. Тем не менее, Красной армии все же не удалось осуществить дальнейшее продвижение в Восточную Пруссию .
 
Немецкое контрнаступление уничтожило в конце октября/начале ноября фланговыми ударами советский передовой отряд, оттеснило русских на восток от Анграпы и освободило Гольдап 5 ноября, но не смогло воспрепятствовать тому, чтобы часть восточно-прусских районов Шлоссберг (Добровольск), Гумбиннен (Гусев), Гольдап, а район Эбенроде (Нестеров) и Мемельский (Клайпедский) край - целиком, остались в руках русских.
 
К счастью, вопреки промедлению ответственных за эвакуацию партийных органов, подавляющее большинство населения из этих районов покинуло их как раз вовремя. Наименее удалось это в Мемельском (Клайпедском) краю.
 
Read more...Collapse )
 
Примерно полмиллиона человек покинуло Восточную Пруссию под давлением Красной армии еще перед общим наступлением русских в январе 1945 года и переселилось в расположенные западнее провинции Рейха, и примерно 100 000 человек попало в Мемельском краю и административном округе Гумбиннен в руки советских войск. Если убежавшие из Восточной Пруссии находились в Померании и Восточном Бранденбурге, они, тем не менее, попали еще раз в вихрь событий, разразившихся с русским наступлением и русско-польским управлением над немецким гражданским населением областей по ту сторону Одера и Нейсе.
10 лет спустя
Аналогично действовали также при создании Фольксштурма. Идея Фольксштурма была следствием тотального военного напряжения, провозглашенного после 20 июля. Изначально доведенное до Гитлера генералом фон Гудерианом, начальником генерального штаба сухопутных сил, исполнение этой идеи вскоре было возложено на Партию, в которой, в частности, восточно-прусский гауляйтер Кох выступал ее приверженцем. В октябре 1944 года образование Фольксштурма было провозглашено Геббельсом по всему Рейху, которое должно было охватить всех мужчин в возрасте от 16 до 65 лет, ранее освобождены от военной службы из-за важной для войны работы или непригодности. Окружное и районное руководство НСДАП держало в своих руках формирование и руководство этой квазивоенной организацией. Сначала в Восточной Пруссии, но еще осенью 1944 года и во всех других провинциях Рейха были созданы подразделения Фольксштурма. Их военная ценность оказалась крайне низкой, и именно в восточной части Рейха призыв в них привел только к тому, что гражданскому населению в течение нескольких недель бегства от Красной Армии практически не оказывалось мужской поддержки, что усиливало их беспомощность, их потери и меру их страданий.

Гораздо более важным, чем чисто оборонительные задачи, для будущей судьбы восточногерманского населения был способ, которым немецкие власти вели себя в вопросах выселения и эвакуации. Партийными органами были приостановлены любые занятия планами эвакуации с самого начала, избегая всего, что могло подорвать доверие общественности к усилиям пропаганды, и, кроме того, их функционеры с почти невероятным упрямством и слепотой игнорировали настоящую опасность и верили в постоянно провозглашаемый внезапный разворот военной ситуации в пользу Германии или, по крайней мере, демонстрировали такую ​​веру. Тем не менее, по инициативе гражданских властей, регирунгспрезидентов, ландратов и обербургомистров, с лета 1944 года началось серьезное рассмотрение вопроса о том, что должно произойти с гражданским населением, если советским войскам удастся вторгнуться в восточные провинции Рейха.

Read more...Collapse )
В целом руководящая роль гау- и крайсляйтеров в вопросе эвакуации и впоследствии также имела скорее препятствующий, чем помогающий эффект. Если то здесь, то там благодаря личной энергии и разумному управлению людьми удавалось избежать хаоса бегства и облегчить судьбы множества беженцев, организовав питание и жилье, то принуждение партийного руководства почти во всех районах воспрепятствовало тому, чтобы бегство населения началось вовремя.
10 лет спустя
2. Германские меры по обороне восточных провинций и планы эвакуации.

Непосредственная угроза Восточной Германии, возникшая вследствие советского наступления к Висле и восточно-прусской границе, вела к отчаянным мерам со стороны немецкого политического руководства. Хотя осенью 1944 года, в результате наступления западных союзников на западную границу Германии, неуклонного отступления немецкой армии в Италии и потерь на юго-восточном фронте, общее военное положение расценивалось им (политическим руководством - прим.мое) как безнадежное, оно заставляло себя верить, что, мобилизовав весь народ, в последний час можно повернуть судьбу вспять. После покушения 20 июля 1944 года эта недооценка серьезности положения усугубилась сильно преувеличенной навязчивой идеей Гитлера, которая к тому же еще сознательно подпитывалась его доверенными политиками, - будто генералы внесли свой вклад в военные неудачи посредством саботажа. Следствием этого стал указ Гитлера от 25 июля 1944 года, который дал Геббельсу должность имперского уполномоченного по тотальной мобилизации, а весь государственный и экономический аппарат в большой степени подчинил партийным уполномоченным. В дополнение к Геббельсу это были, прежде всего, гауляйтеры, которые еще с 16 ноября 1942 года занимали должности комиссаров обороны Рейха, полномочия которых теперь были расширены и распространились на вопросы военной обороны. За ними, а не за военным руководством, были закреплены развитие укреплений в восточных провинциях и указом Гитлера от 18 октября 1944 года - формирование и руководство Фольксштурмом.

Еще в июле 1944 года было призвано на строительство Восточного Вала все мужское население Восточной Пруссии трудоспособного возраста. Бауэры и батраки, а также мужчины, до сих пор избавленные вследствие незаменимости от призыва на военную службу в возрасте до 65 лет, а также иностранные рабочие были собраны окружными руководителями НСДАП в сводные колонны и откомандировывались трех-четырехнедельными вахтами в течение лета и осени 1944 года на восточную границу Восточной Пруссии и за Наревский фронт для строительства протвотанковых рвов, стрелковых гнезд и бункеров. Для всего строительства Восточного Вала от Мемеля до Варшавы верховное командование находилось в руках крайне амбициозного и жестокого гауляйтера и рейхскомиссара обороны Восточной Пруссии Эриха Коха.

В районах Генерал-губернаторства (Польши - прим.мое) и Вартегау также велись обширные шанцевые работы. При помощи поляков и немцев были выкопаны две последовательно эшелонированные позиции, передняя - по линии Леслау(Влоцлавек)-Кутно-Велунь(Велюнь), следующая, противолежащая - по линии Кольмар(Ходзеш)-Позен(Познань)-Лисса(Лешно). Далее укрепления были построены в ходе операции "Бартольд" вдоль старой силезско-польской границы, где для земляных работ использовали часть силезского населения. Аналогичным образом, гражданское население привлекалось к строительству позиций в части гау Данциг-Западная Пруссия, лежащей по восточному берегу Вислы, и в районе старых Поморской и Обранской позиций, которые находились на восточной границе Померании и Бранденбурга.

Военные командиры различных участков фронта имели только консультативные функции при этих фортификационных работах, возглавляемых комиссарами обороны Рейха; это, естественно, породило многочисленные разногласия, некоторые из которых касались строительства укреплений, бесполезных в военном отношении или имевших тактически нерациональную форму. Ввиду того факта, что позднее, почти повсюду, отсутствовали необходимые военные подразделения для занятия позиций, возводимых в течение долгих месяцев, все действия по строительству Восточного Вала кажутся сегодня одним из отчаянных и, в конечном счете, бесполезных усилий последних месяцев войны.
10 лет спустя
II. Положение в Восточной Германии осенью 1944
1. Советские российские войска перед границами Восточной Германии.

До лета 1944 года немецкие восточные провинции были далеки от всяких военных действий. Относительно пощаженные воздушными налетами, они, казалось, были самыми безопасными районами Рейха. Постоянное отступление Восточного фронта не влияло на ощущение безопасности их жителей, поскольку боевые действия протекали в сотнях километров к востоку от Мемеля (Немана - прим.мое) и Вислы.

Ситуация коренным образом изменилась после начала русского наступления 22 июня 1944 года. В течение нескольких недель численно превосходящие наступающие советские армии покрыли всю обширную территорию между Днепром и Вислой, разбили тридцать немецких дивизий и оказались в непосредственной близости от Восточной Пруссии. В первые дни августа бросок советских танковых частей вызвал поспешное бегство населения округа Мемель (Клайпеда - прим.мое), которое оказалось преждевременным, поскольку русские войска не пересекли границ Рейха и были отброшены назад.

С подавлением польского восстания в Варшаве в сентябре 1944 года развитие операций на польском театре дошло до своего логического конца. Фронт тянулся с юга на север, в основном, вдоль большой излучины Вислы до Варшавы, затем следовал Наревом и шел по линии восточнее Лика (Элк - прим.мое) - восточнее Шлоссберга (Добровольск - прим.мое), невдалеке от границы Восточной Пруссии, к Мемелю (Неману - прим.мое) и уходил через него дальше на север в Литву. Восточная Пруссия теперь стала непосредственно внутренней частью фронта, и даже промышленный район Верхней Силезии, столь необычайно важный для немецкой военной промышленности, находился всего в 150 км от фронта на Висле.

Успех русского наступления был тем более серьезным, поскольку, помимо западных областей России, оно также вырвало из-под немецкого владычества значительную часть восточной Польши, и российские войска могли рассчитывать на активное участие польских боевых частей в последующих боях. Сразу после оккупации восточной Польши советскими войсками Польский комитет национального освобождения принял власть в освобожденной части Польши (22 июля 1944 года), а через четыре дня между ним и советским командованием было подписано соглашение, согласно которому Польша обещала оказать всемерную помощь в борьбе с немцами. Набрав солдат и объединив партизанские подразделения из Восточной Польши с польскими дивизиями, развернутыми на российской стороне еще с осени 1943 года, польские вооруженные силы значительно увеличились.

Поскольку Комитет освобождения Польши, провозгласивший Временное правительство Республики Польша 31 декабря 1944 года, состоял исключительно из коммунистически настроенных поляков, которые в годы войны принадлежали к Союзу польских патриотов в Советском Союзе, восстановление польского государства также означало политический успех Советов, который должен был иметь далеко идущие последствия.
10 лет спустя
Подсчет числа немцев, живших в конце войны к востоку от линии Одер-Нейсе, и, вследствие этого, которых постигла участь изгнанников, будет совершенно неполным, если оно не будет включать в себя всех тех немцев, которые осели за пределами восточных границ Германии 31 декабря 1937 года. Это в основном практически чисто немецкое население Данцига (Гданьска - прим.мое) и многочисленные немцы округа Мемель (Клайпеда - прим.мое), небольшая часть которых говорила на литовском языке. Кроме того, тем же манером, что и немцы Рейха к востоку от Одера-Нейсе, пострадало также приблизительно 1,5 миллиона человек строго немецкой национальности, проживавших на территории польского государства в границах 1937 года. В особенности Западная Пруссия, район образованного после немецкой оккупации рейхсгау Вартеланд и польская часть восточной Верхней Силезии имели многочисленное коренное немецкое население, которое еще увеличилось во время войны из-за наплыва эвакуированных из Прибалтики, Волыни, Бессарабии, Добруджи, Буковины и Кочевья (в Словении - прим.мое). Также из Рейха в период немецкой оккупации иммигрировало в Польшу несколько сот тысяч немцев. Отчасти это были лица, вытесненные в период после 1919 года польским систематическим бойкотом из этих областей и возвратившиеся после 1939 года, отчасти немцы Рейха, прибывшие для управления и хозяйствования в польские земли.

Численность, распределение и структура немецкого населения Данцига, Мемельской области и Польши по состоянию на 1944 год.
Области с немецким населением за пределами вост.границ 31.12.1937Укоренившееся немецкое населениеПереселенцыНемцы из РейхаВсего
Данциг394000 - 10000404000
Район Мемеля129000 - 5000134000
Польские земли рейхсгау Данциг-Западная Пруссия2100005700040000307000
Рейхсгау Вартеланд230000250000194000674000
Прилегающие к Восточной Пруссии польские земли3100080002600065000
восточная Верхняя Силезия23800038000100000376000
Генерал-губернаторство80000 - 100000180000
Всего1312000 (62%)353000 (16%)475000 (22%)2140000 (100%)



Из вышеприведенного обзора следует, что в конце войны на территориях к востоку от Одер-Нейсе (в границах 1937 года) проживало 9,75 млн. граждан Германии, которые, за незначительным исключением, также обладали однозначно немецкой языковой и этнической принадлежностью. Кроме того, в Гданьске, в Мемеле и в Польше находилось 2,14 миллиона человек немецкой национальности. Это означает, что более 11 миллионов человек к востоку от Одера и Нейсе пострадали в ходе событий, связанных с депортацией, из-за своей немецкой этнической принадлежности. В это число не включены около 1,5 миллионов восточногерманских мужчин, призванных на военную службу, которые, вернувшись с войны, были также изгнаны из своих домов, как и их родные из Восточной Германии, которые испытали собственно процесс высылки.
10 лет спустя
(перевод http://doku.zentrum-gegen-vertreibung.de/index5.htm)

Последствием относительно высокого естественного прироста населения, но, прежде всего, притока бежавших от бомбежек, было то, что численность населения немецких провинций была выше к востоку от Одера и Нейсе весной 1944, когда еще не началось перемещение населения вследствие наступления Красной армии, чем в 1939 году, вопреки отсутствию призванных на военную службу, причем находящиеся в стране военнопленные и иностранные гражданские работники не учитываются.

Численность проживающего в областях восточнее Одер-Нейсе немецкого населения в 1939 и 1944 годах.
Немецкие области восточнее линии Одер-Нейсе (в границах 1937 года) По переписи населения 17.05.1939 Февраль/Март 1944 года по 59 распределительному периоду обеспечения питанием
Восточная Пруссия 2488000 2519000
Восточная Померания 1895000 1861000
Восточный Бранденбург 645000 660000
Силезия 4592000 4718000
Всего 9620000 9758000

В то время как общая численность гражданского населения Рейха (в границах 1937 года) уменьшилась по сравнению с состоянием на 1939 год благодаря призыву в вермахт многих миллионов, численность проживающего на землях Рейха к востоку от Одера-Нейсе гражданского населения даже поднялась примерно на 138000 человек над довоенным уровнем. Этот прирост населения в Восточной Германии был вызван, в первую очередь, притоком эвакуируемых от воздушных налетов из центральных и западных областей Германии. Их приблизительное число и распределение можно рассчитать по результатам статистического обследования потребительских групп, которое велось во время войны. Так как эвакуация беженцев от бомбежек была, по существу, исключительно внутригерманской миграцией населения, которая не означала изменения народонаселения Рейха в целом, прирост или убытие населения, которые возникали в отдельных провинциях вследствие эвакуации, позволяют их (число и распределение - прим мое) установить оценочным способом через соответствующим образом рассчитанные отклонения от общего зафиксированного движения населения Рейха. При этом одновременно учтена разница в приросте населения вследствие превышения рождаемости над смертностью в отдельных провинциях.

Количество и распределение эвакуированных от воздушных налетов в Восточной Германии (февраль/март 1944)
Восточная Пруссия 200000
Восточная Померания 100000
Восточный Бранденбург 75000
Силезия 450000
Всего 825000

Как и местное восточное население, эвакуируемые от бомбежек, задержавшиеся в Восточной Германии, также были вовлечены в события периода депортации. Они также разделяли страдания этих событий, хотя при этом и не потеряли своей родины, как местные восточные немцы, и поэтому также не занесены в статистику выселенных. К 9,7 млн. человек германского гражданства, которые жили в конце войны в восточногерманских областях, принадлежат, наряду с незначительными в числовом выражении реальными меньшинствами иных национальностей, также группы, которые совсем или отчасти не могут быть причислены к немецкой языковой общности, однако, в преобладающем большинстве ощущали себя политически немцами, и потому они не могут быть отнесены к категории неопределенной национальности. Это касается, к примеру, тех мазуров в Восточной Пруссии, которые еще не вошли в языковом отношении полностью в немецкий народ, и определенной части так называемых "Вассер" - полоноязычных верхних силезцев. Во всех этих случаях при запутанных языковых и этнополитических отношениях на Востоке просто нельзя приравнивать национальное сознание и язык. Как эти группы вели себя при вторжении Красной армии и позже, еще нельзя достаточно точно установить на сегодняшний день. Тем не менее, несомненно, их существование стало очень сомнительной основой польских попыток претендовать на примерно 1 млн. человек немецкого гражданства в Восточной Германии в качестве так называемых автохтонов. В противоположность этому надежно установлено, что в восточногерманских областях (в границах 1937 года) на начало 2 Мировой войны в целом проживало примерно всего лишь 450 000 представителей либо не говорящих по-немецки либо двуязычных этнических групп, из которых принадлежала, тем не менее, только примерно четверть к настоящим меньшинствам, в то время как подавляющее большинство идентифицировало себя немцами в своем политическом сознании. Это было особенно заметно на выборах в Рейхстаг. Так, в Верхней и Нижней Силезии, в Восточной Пруссии и Поморье, 14 сентября 1930 года за Польско-католическую народную партию на выборах в Рейхстаг проголосовало 42710 избирателей. Поскольку только часть населения имела право голосовать, и не все избиратели, имеющие право голоса, пришли на выборы, это число голосов избирателей-поляков соответствует польскому меньшинству максимум в 100 000 человек. Однако следует помнить, что польское меньшинство, сосредоточенное главным образом в Верхней Силезии, было крупнее сразу после Первой мировой войны. В результате исхода поляков и их постепенной политической ассимиляции число голосов, поданных за польские списки, неуклонно снижалось с 1921 года.

По переписи населения 1933 года в Восточной Германии (восточнее Одер-Нейсе) родным языком заявило:
польский (из них в Верхней Силезии - 99193)113010
польский и немецкий (из них в Верхней Силезии - 266375)285092
мазурский15689
мазурский и немецкий24103
литовский965
литовский и немецкий1272
кашубский976
кашубский и немецкий1298
Всего442405

10 лет спустя
Миграция из восточногерманских крупных городов в последние годы войны. Составлялась по проведенному во время войны статистическому обследованию потребительских групп. Численность населения Данцига (Гданьск) после записям актов гражданского состояния на 10 октября 1941 и по статистическому обследованию потребительских групп на август/сентябрь 1944 года.

Крупные города восточнее Одера-НейсеЧисленность населения 17.05.1939Численность населения на конец 1944Убыль
Кёнигсберг (Калининград)37216425175232,3%
Данциг (Гданьск)26725123643911,5%
Штеттин (Щецин)38298423811637,8%
Бреслау (Вроцлав)62956552712816,3%
Гинденбург (Забже)1262201217293,6%
Гляйвиц (Гливице)1172501119994,5%
Бойтен (Бытом)101084953915,6%


Вместе с эвакуируемыми из крупных восточногерманских городов в сельскую местность Восточной Германии устремились сотни тысяч бежавших от бомбежек центральных и западных земель Рейха. Прирост населения на селе особенно выделялся в ближней окрестности крупных городов. Особо притягательными центрами оказались также местности с привлекательным ландшафтом, такие как Исполиновы горы и побережье Балтийского моря. В эти местности велась, ко всему прочему, также так называемая отправка детей в деревню, при которой обязанные посещать школу дети из находящихся под воздушной угрозой городов эвакуировались в дома на селе. В качестве примера прироста населения в сельских областях Восточной Германии приведем несколько районов из провинций к востоку от Одера-Нейсе, которые показывали особенно высокий коэффициент иммиграции:

Приток населения в сельские округа Восточной Германии в последние годы войны.
Сельские округа восточнее Одер-НейсеЧисленность населения 17.05.1939Численность населения на конец 1944Прирост
Хиршберг (Еленя-Гура)802579000320,9%
Рейхенбах (Дзержонюв)854289839215,2%
Глац (Клодзско)12527314034612%
Штольп (Слупск)830099654816,4%
Регенвальде (Реско)496686634333,6%
Замланд (Самбия)12024614692922,2%

Более непосредственно, чем эвакуация западных городов Рейха, на Восточной Германии отразилась эвакуация столицы Рейха - Берлина. До конца 1944 года Берлин покинули 1,5 млн. человек (в конце 1944 года проживало в Берлине всего лишь 2 837 000 человек в сравнении с 4 339 000 при переписи населения от 17 мая 1939 года) и были размещены сначала, прежде всего, в Бранденбурге, но позже по большей части в Восточной Пруссии, Силезии и даже в рейхгау Вартеланд. Вместе с многочисленными западными немцами, нашедшими жилье в большинстве случаев по личной инициативе у родственников и знакомых в Восточной Германии, приток населения из Берлина вызывал постоянный подъем численности живущего в Восточной Германии гражданского населения в последние годы войны. Тем не менее, этот прирост поддерживался также существенным естественным приростом населения. Так как, если отвлечься от потерь вермахта, которые можно оставить без внимания при выяснении количества присутствующим на конец войны в Восточной Германии людей, получается, что число рожденных живыми на протяжении войны в восточных областях превосходило число умерших почти на полмиллиона.

Естественный прирост населения в провинциях к востоку от Одера-Нейсе на 1939-1943 годы. Следующие числа основываются на официальном статистическом учете. Их можно установить только за период с начала 1939 по конец 1943 года, который не идентичен с военным временем, однако, их можно считать приблизительным выражением естественного прироста населения во время войны, так как прирост населения в 1944 году был относительно незначителен и соответствовал, например, приросту в течение 8 предвоенных месяцев (январь-август) 1939 года.

Восточная Пруссия131000
Силезия232000
Восточная Померания90000
Восточный Бранденбург14000
Всего467000


10 лет спустя
(Перевод http://doku.zentrum-gegen-vertreibung.de/index5.htm)

Состояние немецкого населения в областях к востоку от Одера-Нейсе к началу советского наступления на Восточную Германию.

Любое описание изгнания немцев с востока, если оно хочет отталкиваться от правдивой отправной точки, обязано исходить из миграций населения, совершавшихся в период Второй Мировой войны начиная с 1939 года во всех частях Рейха. Управляемые и стихийные процессы перемещения величайшего размаха, эвакуация с одной стороны, концентрация населения, с другой, значительно изменили народонаселение в отдельных частях Рейха по сравнению с довоенными временами. В период первой половины войны, - вплоть до 1942/43 года, - миллионы мужчин были призваны на военную службу. К маю 1944 года на военную службу было призвано примерно 10,7 млн. мужчин из земель Рейха (в границах 1937 года). Их выбытие из гражданской жизни и из экономики должно было уравновесить привлечение многочисленных военнопленных и иностранных гражданских рабочих, прежде всего, из Польши, Франции и России.

Но наряду с этим возникали еще перемещения населения другого рода, особенно благодаря тому, что сооружались промышленные предприятия, переносились важные военные объекты и учреждения. К этому прибавлялся контингент тех, кто стекался для управления и хозяйствования на захваченных в первые годы войны и оккупированных землях вне границ Рейха, и, наконец, сотни тысяч фольксдойче, которые размещались в ходе "возвращения" разбросанных немецких этнических групп из Восточной Европы на землях Рейха.
 
О масштабах миграции немцев Рейха на земли вне границ 1937 года во время войны дают определенное представление результаты состоявшейся в 1950 году на территории ФРГ переписи населения. Из нее следует, что на территории ФРГ в 1950 году в целом находилось 686 000 человек, которые, в отличие от большинства восточных депортированных, не проживали на 1 сентября 1939 года в областях выселения, а только во время войны с территории ФРГ или советской зоны оккупации (ГДР - прим.мое) переселились в области выселения. Большинство из них во время войны получило задачи управления или хозяйствования на "присоединенных восточных земях" и в поставленных под немецкое управление областях вне границ Рейха. Еще и в 1944 году только примерно половина из почти 800 000 переселенцев-фольксдойче была расселена на "присоединенных восточных землях", другая же половина была размещена все еще, в большинстве случаев, в лагерях на территории старого Рейха. 
 
С 1943 года начались новые, еще более глубоко идущие изменения народонаселения вследствие постоянного обострения воздушной войны. Примерно полмиллиона гражданских лиц пало жертвой бомбардировок, и с начала этого наступления начались эвакуация или добровольный уход, особенно женщин и детей, из крупных городов, из находящихся под наиболее сильной угрозой налетов областей на северо-западе Рейха и из Берлина. Масштаб этой миграции виден из того, что крупные города Рейха (в границах 1937 года), которые насчитывали 22,5 млн. человек до начала войны, в конце 1944 года имели население только лишь в 15 млн. В целом это дает примерно 10 миллионов человек, то есть почти одну шестую часть тогдашнего немецкого гражданского населения Рейха, которые жили в конце войны в качестве эвакуированных воздушной войны, отделенные ею от своего расположенного на более или менее близком удалении места жительства, разбросанных по самым различным временным жилищам и убежищам Рейха.
 
Все эти обусловленные войной перемещения населения действовали и на немецких восточных областях по ту сторону Одера и Нейсе. Определенно еще выше, чем в промышленных районах Рейха, была в преимущественно аграрных восточных областях доля призванных на военную службе мужчин, так как освобождение от военной службы не принимало в сельском хозяйстве такого объема, как в промышленности, а крестьяне и батраки могли лучше заменяться на иностранную рабочую силу, чем квалифицированные промышленные рабочие. Последствием было то, что трудоспособное население Восточной Пруссии, Восточной Померании, Восточного Бранденбурга и Нижней Силезии состояло в основной массе из женщин и иностранных рабочих, что привело в период грядущего бегства от Красной армии к очень тяжелому ущербу. Хотя восточные районы по ту сторону Одера-Нейсе находились в большей безопасности перед бомбардировками, чем Центральная и Западная Германия, по причине большего удаления от воздушных баз союзников, все дальше простиравшаяся в последние годы войны активность военной авиации союзников также и в ней, за исключением Верхней Силезии, вызывала миграционное движение из незначительного число восточногерманских крупных городов на село. Лишь в городах верхне-силезского промышленного района, который стал, как единственный еще пощаженный бомбардировками промышленный округ, военно-хозяйственным центром первой величины, эвакуация женщин и детей компенсировалась притоком новых рабочих рук.
This page was loaded Dec 15th 2017, 12:20 am GMT.